DIONIS-CLUB ru
» » Рисунки из скрещенных петель

Рисунки из скрещенных петель

Категория : Рисунки

Через 35 cм выполнить еще 2 р. Второй рукав вязать так же. Сборка Детали наколоть на выкройку, увлажнить и оставить до высыхания. Выполнить боковые швы и швы рукавов, соединив края матрасным швом. Через 18 cм работу закончить.

Начать с петель перед раппортом, раппорт постоянно повторять, закончить петлями после раппорта. Выполнить 1 раз 1—5-й ряды, затем постоянно повторять 2—5-й ряды, соблюдая последовательность цветов. Плотность вязания 14 п. Спинку и полочки вязать единым полотном.





Для левой полочки вновь включить в работу оставленные петли левой стороны и вязать в высоту по прямой. На оставшихся петлях связать для воротника еще 17,5 см и закончить работу.

Затем на оставленных петлях правой стороны выполнить правую полочку в зеркальном отображении. Для 2-го размера через 20 см от начального ряда прибавить с обеих сторон 1 ст. Сборка Выполнить плечевые швы на 11,5 14,5 см соответственно, вшить рукава. Выполнить боковые швы и швы рукавов.

Выполнить задний средний шов воротника и вшить воротник в горловину спинки, совмещая контрольные знаки на выкройке. Затем с изнаночной стороны выполнить еще 1 круговой ряд соед.

Пришить на левую полочку по 2 пуговицы между м и м и м и м рядами, расстояние от борта полочки равно 3 и 12 см соответственно. Пуговицы застегнуть через отверстия в узоре. Узоры и схемы Попеременно 1 лицевая, 1 изнаночная. Выполнить 1 раз 1—5-й ряды, затем постоянно повторять 2—5-й ряды. Плотность вязания 21,5 п. Половины кардигана, включая рукава, вязать поперек без плечевых швов, начиная от середины спинки.

Выкройка Выполнение работы Правая половина Для правой половины спинки выполнить цепочку из в. Для правой полочки закрепить новую нить в левом верхнему углу спинки стрелка A на выкройке и выполнить цепочку из в. Продолжить работу на всех петлях спинки и полочки единым полотном.

Левая половина Вязать так же, как правую половину кардигана, но в зеркальном отображении, при этом 1-й ряд выполнить прямо на начальном ряду правой половины кардигана. Сборка Для планок рукавов набрать на круговые спицы по краям рукавов по 60 64 68 петель и вязать резинкой. Через 6 см от начала вязания планок закрыть все петли по рисунку. Выполнить боковые швы и швы рукавов, включая планки. По бортам полочек и краю выреза горловины спинки в один прием набрать ок.

Через 6 см от начала вязания планки закрыть все петли по рисунку. Кардиган в полоску в технике нукинг Пестрые полосы образованы за счет изысканного, но несложного узора, и благодаря чудесной расцветке замечательной пряжи.





Простой, но эффектный фасон создает женственно-непринужденный образ. Вдеть 1 вспомогательную нить в крючок для нукинга, длина которой должна вдвое превышать ширину детали, выполнить цепочку из в. Из каждой следующей в. Крючок и вспомогательную нить протянуть через петли, оставляя конец нити в петлях. Из следующих петель вывязать по 1 петле, для этого всегда вводить крючок за работой слева направо и протягивать петлю, при этом захватывать рабочую нить сверху. Для облегчения ввода крючка захватить петлю крючком сверху, провести крючок через петлю, захватить рабочую нить сверху и протянуть ее назад через петлю.

В конце ряда вытянуть рабочую нить из предыдущего ряда и протянуть в новый ряд. В конце ряда вытянуть вспомогательную нить из предыдущего ряда и протянуть ее в новый ряд.

Плотность вязания 23 п. Выкройка Выполнение работы Спинка Выполнить цепочку из в. Через 63 см от начального ряда закрыть для плечевого скоса с обеих сторон 6 7 8 п. Оставшиеся 46 48 50 п. Левая полочка Выполнить цепочку из 76 82 88 в. Через 56 см от начального ряда закрыть для скоса выреза горловины по левому краю работы 4 5 6 п. Одновременно выполнить убавки для плечевого скоса по правому краю работы, как на спинке.

Через 66 см от начального ряда все петли будут израсходованы. Впереди несли большой фонарь, затем крест с распятием, затем попарно шли хоругвеносцы, которые несли хоругви церковные знамена , затем несли разные иконы, за ними — многочисленное духовенство в блестящих ризах, и, наконец, нескончаемый поток народа.

Народ пел церковные песнопения. На тротуарах Невского проспекта толпился народ, наблюдая за этим зрелищем. Вдоль всей процессии находились пешие и конные городовые, которые поддерживали порядок. Зрелище этой процессии было действительно грандиозное, особенно если еще день был солнечный. Пожары в городе были часты [58]. Жертвой пожаров были не только окраины, но и все районы города с его каменным фондом. Они были бичом города. Тушением пожаров занимались городские пожарные части, которые помещались вместе с управлением полицейской части и носили одно название, например, Рождественская полицейская часть и Рождественская пожарная часть [59].

Выезд пожарной команды на пожар был очень эффектным и, одновременно, зловещим зрелищем. Впереди скакал на лошади скачок [60] , днем — со свистом, вечером с горящим факелом. За ним — линейка, по обе стороны которой сидели пожарные в касках, начищенных до предельного блеска.

Одеты они были в брезентовые костюмы с широким ремнем, на котором висел сбоку топорик. Тут же, вдоль линейки, находились ведра и багры. Один из пожарных был горнистом, который резкими звуками горна оповещал прохожих о проезде пожарной команды по мостовой улицы, предупреждая об опасности перехода улицы.

Там же был еще небольшой колокол. В довершение всех звуковых сигналов звонил и он. За линейкой следовали бочки с водой на колесах. Ведь водопровод и пожарные краны были не везде.



Рисунки из скрещенных петель видеоролик




А уж про рабочие окраины и говорить нечего. Вот и приходилось пожарной команде таскать за собой бочки с водой. Вслед за бочками — насос на колесах, ручной или паровой, который топился на ходу. Последней шла огромная складная лестница на огромных колесах. При подъеме она достигала до пятого, шестого этажа.

Все деревянные части пожарного обоза были выкрашены в красный цвет, а металлические — тщательно начищены. Лошади у пожарных команд были отборные, упитанные, сильные, резвые, горячие, как огонь. Лошади каждой пожарной части имели свою масть.

С такими лошадьми надо было уметь справляться. Тут требовались опытные и сильные кучера, которые могли бы этих резвых коней держать в руках. В линейку впрягались четыре лошади, в лестницу — три, в бочки — по одной. Проезд пожарной команды по улицам города создавал много шума: Прохожие останавливались, со страхом смотрели на этот вихрь, и думали: Были и большие пожары, которые охватывали пламенем большие участки.

На такие пожары вызывалось несколько пожарных частей, а иногда и все части города. На улице, где был пожар, собиралась большая толпа зевак, особенно много было мальчишек, которые, как воробьи, слетались со всех ближайших улиц.

Для поддержания порядка вызывалась полиция, а на большие пожары — даже конная полиция. Оповещение населения о пожаре производилось вывешиванием шаров на каланче, а вечером — фонариков. Каждая часть имела условное количество шаров и фонариков.

А думская каланча оповещала о количестве вызванных пожарных частей на большие пожары. Театры Говоря о вечернем Петербурге, нельзя не упомянуть о театрах. Осенью начинался театральный сезон. На улицах и площадях у театров около восьми часов начиналось оживление. Подходила к театру театральная публика, подъезжали извозчики, а богатые театралы подкатывали к театру на собственном транспорте: В Петербурге было много театров [62].

Все они отличались друг от друга и по жанру представлений и по социальной направленности, и по контингенту зрителей, и по доступности, и по другим признакам. Такие театры, как бывший Мариинский ныне театр оперы и балета им.

Кирова и Михайловский ныне Малый оперный театр посещались преимущественно богатой публикой. Цены на билеты в эти театры на хорошие места были высокие, малодоступные для широкой публики.


К тому же в бывшем Мариинском театре выступала постоянная французская труппа, это ограничивало круг посетителей этого театра публикой привилегированной, хорошо знавшей иностранные языки. Не следует, однако, думать, что бывший Мариинский театр посещался только богатой и знатной публикой. Посещался он и широким кругом столичной интеллигенции и даже бедным студенчеством, которое, купив на последние гроши билет и забравшись на галерку, очень часто задавало тон спектаклю.

Кстати сказать, билеты в бывший Мариинский театр, особенно, конечно, на спектакли с участием таких солистов, как Шаляпин, Собинов, достать было очень трудно. Театральная площадь очень часто была свидетельницей, как еще с вечера собиралась публика у театра, рассчитывая простоять ночь, чтобы утром попытать счастья достать билет. Однако многие уходили ни с чем. Пользуясь таким затруднением, билеты скупались спекулянтами, которые продавали их по высоким ценам.

Театральный разъезд Очень характерным для бывшего Мариинского театра был и театральный разъезд. Как уже упоминалось, знать и очень богатые люди приезжали на собственном транспорте. Таким образом, у театра, в стороне от главного подъезда, скапливались кареты, зимой — сани. Пока шел спектакль и господа развлекались в театре, кучера и лакеи праздно проводили время. Время для них тянулось мучительно долго. Правда, в какой-то мере оно короталось беседой с другими кучерами и лакеями. Многие из них были между собой знакомы, так как не раз встречались, привозя своих господ в театр.

Нетрудно догадаться, что речь в этих беседах шла, главным образом, о своих господах.



из скрещенных петель рисунки


Рассказывая о них, каждый бранил их за все плохое и хвалил за хорошее, если только это хорошее было. Рассказывали и о своей жизни и вспоминали родную деревню, выходцами из которой было большинство кучеров.

Все это было терпимо, когда приходилось ждать своих господ осенью или весной, хотя и тогда частенько приходилось терпеть от непогоды, а вот зимой, да еще в лютые морозы, было одно горе.

Замерзшие люди искали спасения у костра. Они топали, разогревая ноги, размахивали руками, приплясывали — словом, старались использовать все способы, чтобы спастись от холода. Кстати сказать, ведь господа ездили не только в театр, но и в гости, на концерты, в клубы, и везде бедные кучера часами мерзли, ожидая своих господ. Среди хозяев, у которых гостили господа, встречались и сердобольные люди, которые посылали своих людей лакея или горничную к кучеру с маленькой стопкой водки и с закуской, чтобы согреться.

Но вот спектакль кончился. Тепло и нарядно одетая в шубы публика выходит из театра. Клубы пара вьются у входных дверей. Лакеи суетятся, высматривая своих господ и, как только завидят их, бросаются к кучеру, крича и махая руками: По окончании же спектакля, лакей возвращался в вестибюль с гардеробом своих господ и помогал им одеться, а затем сопровождал их до кареты, поудобнее усаживал, укатывал потеплее ноги, все поправлял и, закрыв дверцу, ловко вскакивал на свое место рядом с кучером или на запятки кареты.

Если при собственном выезде лакея не было, то кучер с высоты своих козел или сидения саней, сам высматривал своих господ и, завидя их, расталкивая извозчиков, торопился подать карету или сани. Вслед за знатью и богатой публикой выходила публика попроще, ведь эта публика сидела в ярусах и на галерке. К этой публике спешили извозчики.

А кому это было не по карману, шли на конку, а когда пошел трамвай — к трамваю. Кто жил близко или был победнее, добирался до дома и пешочком. Постепенно шум и суета на площади у театра стихали и к двенадцати часам ночи площадь принимала свой обычный ночной вид. Такова была картина театрального разъезда в то время. Костры в зимнее время Характерным явлением для улиц, площадей и набережных в дни больших морозов были костры. Они были необходимы для обогревания людей, которые несли наружную службу: Пользовались кострами и прохожие, особенно, конечно, те, у которых не было теплой одежды: Люди, гревшиеся у костра, не стояли молча.

У них всегда находились темы для разговора, для беседы, для жалоб на свою судьбу. Не были эти люди и бездеятельны у костра. Каждый считал своим долгом поправить костер, подкинуть в него полешко или дощечку от разломанного ящика, которые тут же лежали в виде небольшого запаса. Костры в городе разводились на мостовых улиц и на площадях в определенных местах. Для этой цели ставились металлические решетки, в которые закладывались дрова и разные древесные отходы.

Горели костры и в ночное время. Были у костров и трагические случаи. Какой-нибудь мальчишка на побегушках из москательной или мелочной лавки, где продавался керосин и прочее горючее, подбегал к костру погреться, а фартук у него был пропитан горючим. Фартук воспламенялся, обнимая пламенем несчастную жертву [63].


Элегантный ажурный кардиган

Улицы в ночное время Раньше говорили так: Когда в семейных домах, и бедных и богатых, люди готовились к ужину, а затем к ночному отдыху, на улицы выползали тени людей, для которых ночной Петербург сулил веселые похождения, развлечения, кутежи и разврат. К услугам этих людей были и рестораны, и кабаре, и игорные дома, и дома терпимости. Все эти многочисленные заведения были на легальном положении, работали открыто и приносили большие доходы их владельцам.

А сколько было таких притонов, которые существовали тайно! Это было возможно благодаря взяточничеству полицейского аппарата, который смотрел на это сквозь пальцы и даже покровительствовал этому делу. Кто же гулял по ночам, кто кутил, кто посещал все эти ночные заведения? В Петербурге было много ресторанов, около Они разделялись на три разряда в зависимости от комфорта, качества кухни и часов торговли [64].

Наиболее фешенебельными были рестораны первого разряда: И комфорт и кухня этих ресторанов славились на весь город. Они торговали до трех часов ночи.


Рестораны второго разряда уступали во всем ресторанам первого разряда и торговали до двух часов ночи. И, конечно, рестораны третьего разряда во всем уступали двум первым и торговали до часа ночи. Все рестораны имели отдельные кабинеты, которые зачастую служили местом разврата. И чем ниже был разряд ресторана, тем больше был спрос на отдельные кабинеты для этой цели.

Цены здесь были более доступные, чем в других ресторанах, кухня была хорошая, но публику туда влекла не общедоступность хороших обедов, а возможность встреч с литераторами, которые облюбовали этот ресторан. Этим он и приобрел себе широкую известность. В летнее время большой популярностью пользовались рестораны при увеселительных садах: Пользовались популярностью и маленькие ресторанчики в Новой деревне, Стрельне и других местах ближайших пригородов.

Они были очень уютны и имели свои маленькие садики. Если в ресторанах играли только струнные ансамбли, а в некоторых выступали еще цыгане, то в кабаре посетителей развлекали более разнообразной программой.

Организаторы этого дела заботились не столько о художественных качествах, сколько о том, чтобы она вызывала чувствительность у зрителей и слушателей. Уж таковы были требования этого увеселительного места. Игорные дома и Владимирский клуб [77] , в первую очередь, посещались преимущественно в зимнее время. Но они не закрывались и летом.

Летом их посещали завсегдатаи, самые азартные игроки, страсть которых держала их в цепких руках в равной мере как зимой, так и летом. Игорные дома молодежь посещала мало. Тут были все больше люди солидные, рассчитывающие преумножить свой капитал. И вот гуляющие молодые люди, да и не только молодежь, появлялись на улицах Петербурга в 11—12 часов ночи, появлялись в одиночку и компаниями. Двери всех этих злачных мест были широко открыты — выбирай любое!



из скрещенных петель рисунки


Соблазна для молодежи и вообще людей, любивших покутить и повеселиться, много. Разные заведения закрывались в разное время. Так что в течение ночи, до трех, четырех часов, по центральным и прилегающим к ним улицам было некоторое оживление [78]. Это гуляки и картежники расходились по домам.

Вернее сказать, разъезжались, так как большинство пользовалось услугами извозчиков. Ночные извозчики хорошо знали, где какие заведения помещаются, когда закрываются.

Вот они и дежурили у их подъездов, ожидая седоков. Какие же другие седоки могли быть в такое время, кроме гуляк?! Подгулявшая публика не всегда вела себя скромно, как это подобает в ночное время, часто шумела, даже скандалила. Городовым и дежурным дворникам не было от них покоя. Наиболее скандальных городовой с дворником отправлял в участок, где дежурный помощник пристава составлял протокол для привлечения скандалиста к ответственности.

Иначе проходила ночь в рабочих окраинах. Никаких увеселительных заведений там не было. Рабочий люд рано ложился спать, так как очень рано вставал на работу. Здесь ночь была больше похожа на ночь, чем на центральных улицах города. Ночью на улицах города преступный мир творил свое черное дело: Ко всем этим ночным происшествиям можно добавить и другие: Так вот за всеми этими материалами охотились репортеры некоторых газет.

Для них все эти уличные происшествия были хлебом насущным. Они рыскали по улицам города, опрашивали дворников, совали свой нос в протоколы участков — одним словом, не брезговали никакими источниками, лишь бы собрать побольше строк всяких сообщений для своей газеты, побольше заработать. Люди на улице Жизнь на улице создавала движение: А люди в Петербурге были разные: Отсюда — яркость толпы, разнообразие прохожих, особенно на центральных улицах города и на Невском в первую очередь.

Яркость толпы была обусловлена форменной одеждой военных, чиновников, учащихся. Да и люди в штатской одежде были одеты очень различно — от старого поношенного платья до богатых туалетов. И чем дальше от центра города к окраинам, тем меньше было яркости и разнообразия в прохожих. Разные люди в разное время появлялись на улице. Кто спешил по своим делам, кто выходил на улицу для прогулки, а кто и работал на улице, обслуживая город и его жителей, поддерживая чистоту и порядок [80].

Что же это были за люди? Какие люди заполняли улицы города? Познакомимся с этими людьми по мере их появления на улице в течение суток. Рабочие и ремесленники Рабочий люд селился на рабочих окраинах, около фабрик и заводов, где и работал. В городе, не говоря уже о центральных улицах, рабочих почти не было. И это понятно, ведь каждый тогда стремился жить поближе к месту работы, так как быстроходного транспорта не было и, живя далеко от места работы, добираться было трудно, да и вообще невозможно — ведь предприятия начинали работать раньше, чем транспорт.

К тому же стоимость квартир в городе была высокая, совсем не по карману рабочему человеку. Жизнь на улицах окраин города начиналась рано, так как рано начинали работать фабрики и заводы. О начале работ оповещал рабочих фабричный или заводской гудок. В этом гудке было что-то заунывное, печальное, тревожное. Целые толпы рабочих и работниц тянулись по улицам к месту работы.

Тогда преобладали рабочие, работниц было много меньше. Женский труд применялся лишь на таких фабриках, как текстильные, кондитерские. На заводах женский труд почти не применялся. По гудку начинался и обеденный перерыв.

Большинство рабочих уходило на обед домой. На некоторых предприятиях обеденный перерыв продолжался два часа. А там опять работа до вечера. За восьмичасовой рабочий день тогда еще только боролись. По гудку и кончалась работа. И опять заполнялись улицы рабочим людом. Жизнь на улицах рабочих окраин замирала рано. После девяти часов на улицах было совсем малолюдно, а после десяти часов редко встретишь человека, разве пьяного из ближайшего трактира или посетителя кинематографа, если таковой был поблизости.

По воскресеньям и праздничным дням по улицам окраины ходили парни с гармошкой. На полянках и пустырях они танцевали с девушками вальс или кадриль. Там же играли в городки и зарождавшийся тогда футбол. Появлялся иногда рабочий человек и в городе. Сюда он приходил, главным образом, за покупками. Нельзя сказать, чтобы на рабочих окраинах не было торговли промышленными товарами. Торговля была, но в городе было больше выбора. К тому же при большом выборе и купить можно было дешевле.


Воспоминания о старом Петербурге начала xx века

Взять хотя бы Александровский рынок [81]. Чего там только не было! А кто умел торговаться, тот и покупал дешево. На такие вещи у рабочего человека там был спрос — все же подешевле, выгоднее. Появление рабочего в городе было заметно по его одежде. Одежда рабочего резко выделялась в среде прохожих городских улиц. Работницы ходили в простых ситцевых платьях с длинной юбкой, с платком на голове, на ногах — простые ботинки без застежек.

Это был выходной туалет рабочего и работницы. А что носили на работе, говорить не приходится — у кого что было, тот то и носил. Конечно, были предприятия и в городе и даже в самом центре — на Невском. В Петербурге было много ремесленников, которые обслуживали население города ремонтом разных предметов бытового характера. Это были кустари-одиночки, чинившие обувь, одежду, кухонный инвентарь и прочее. Эти кустари-одиночки ютились в подвальном или полуподвальном помещении со двора, куда не только не заглядывало солнце, но и воздух проникал в самом ограниченном количестве.

А если еще принять во внимание запах клея, копоть от примуса и прочее, что отравляет воздух, то условия жизни и работы этих кустарей покажутся самыми безотрадными. Конечно, не все кустари ютились в этих норах. Были такие, которые успели сколотить капиталец. Они снимали помещение с выходом на улицу, имели соответствующую вывеску, пользовались наемным трудом и держали мальчиков-учеников. Чистым помещением было только первое — с улицы, где хозяин принимал заказы. А те, где работали люди, по своим санитарным условиям мало отличались от грязной норы кустаря-одиночки.

Особенно безотрадна была участь мальчиков-учеников. В первый год их вообще ничему не учили, а гоняли, мастера — за водкой, хозяин — по разным домашним поручениям: Лишь со второго года начиналось обучение.

В учении не все шло гладко, бывали ошибки, недочеты, брак, которые наносили хозяину материальный ущерб.

Тут уж незадачливому ученику пощады не было. Трудно этим детям давалась путевка в жизнь. Если рабочие на улицах города встречались редко, то мастеровой люд, ремесленники, кустари попадались на глаза часто, так как жили и работали они, главным образом, в городе, обслуживая состоятельную публику, и реже — на окраинах, где многие рабочие сами занимались починкой обуви, инвентаря для своей семьи.

Нелегка была жизнь и сезонных рабочих. С ранней весны съезжались они на заработки в Петербург из центральных губерний. Иногда они приезжали с места целыми артелями. По улицам города можно было видеть целые толпы рабочих, особенно у вокзалов, в крестьянской одежде, зачастую в лаптях, идущих с котомкой за плечами и инструментом в руках.

Организацией труда таких сезонников занимались подрядчики, которые встречали их на вокзалах, приглашали на работу, и устраивали для них жилье. Что это было за жилье, нетрудно себе представить. В большинстве случаев это были подвальные и полуподвальные помещения, заселенные до предела. Сезонные рабочие занимались постройкой домов, их капитальным ремонтом, ремонтом мостовых и прокладкой и ремонтом городских коммуникаций. Прохожие по улицам могли наблюдать людей, работающих на лесах строившихся домов, несущих на согнутой спине на деревянной сиделке кладку кирпичей до пятого и шестого этажей.

Окраска и штукатурка домов производилась малярами и штукатурами с люлек, подвешенных на блоках перед фасадом дома. Ремонт булыжных мостовых производился каменщиками. Особенно заметной фигурой на этих работах был человек, заготовлявший щебень для засыпки отверстий между булыжниками. Он сидел на большом камне, подложив под себя тряпки, ногами, обернутыми тряпьем, он охватывал камень, который дробил большим молотом.

И так целый день в любую погоду. Такими же тяжелыми работами были и все земляные работы на коммуникациях городского хозяйства. Сезонные рабочие и мелкие ремесленники были наиболее неорганизованной и несознательной прослойкой в рабочей среде, а отсюда и пристрастие к спиртным напиткам, в которых они искали забвения в своей тяжелой безотрадной жизни.

Дворники Едва ли кто-нибудь просыпался в городе раньше дворников. С выходом этих тружеников летом с метлой, а зимой — с лопатой и скребком начинался новый день улицы, начиналась жизнь на улице.

Одет был дворник в большую русскую рубашку, преимущественно красного цвета, на ней жилетка, в широкие брюки, заправленные в русские сапоги, на голове — картуз [82]. Когда дворник дежурил, на нем был чистый передник, а на груди — большая бляха овальной формы с адресом обслуживаемого дома и, конечно, свисток, помещавшийся в маленьком кармашке жилета. Зимой дворник был одет в ватник и теплую шапку. На дежурства ночью — большой бараний тулуп с огромным воротником.

Дворниками были только мужчины. Женщины-дворники появились лишь в Первую мировую войну. Большинство из них заменили своих мужей, мобилизованных на войну.

Большие дома обслуживались несколькими дворниками [83]. Если дворники были холостые, им отводилась большая комната в первом этаже со двора. Каждый имел койку, тумбочку, а посреди комнаты стоял большой общий стол. Были и семейные дворники. Тут же была общая кухня. Все эти помещения предусматривались при строительстве дома. Эти помещения имели мало света, так как помимо того, что они находились в первом этаже, они были еще забиты в самые неблагоприятные углы дома, к тому же и двор зачастую имел форму колодца.

И это понятно, так как в такие помещения жилец не поедет, дохода от них не будет, а дворникам сойдет — ведь они получали помещение бесплатно, так же как и освещение и отопление. Помещения, занятые дворниками, назывались дворницкими.

Со двора, у окна дворницкой, прибивалась дощечка с надписью: С улицы у ворот дома был звонок в дворницкую. Сперва эти звонки были ручные колокольчик , затем их стали заменять электрическими. Над звонком была дощечка с надписью: В обязанности дворника входили летом — подметание и поливка улицы и двора, а зимой — уборка снега, сколка льда с тротуара, посыпка тротуара песком, а при наличии снеготаялки — подноска и распиловка дров и загрузка снеготаялки снегом.

В царские дни дворники вывешивали флаги. Царскими днями назывались знаменательные даты, связанные так или иначе с лицами царской фамилии, как то: Дворники убирали черные лестницы так назывались лестницы со двора и чистили уборную. Тогда во многих дворах была общественная уборная. Если в доме было несколько дворов, она помещалась на самом заднем, рядом с мусорной ямой [84]. Затем начинался самый тяжелый, самый каторжный труд дворника — разноска дров по квартирам.

Нетрудно понять состояние дворника, таскавшего на веревке огромные вязанки дров на четвертый, пятый, а то и на шестой этаж. К тому же черные лестницы делались крутыми. По этим лестницам ходили также такие труженики, как дворники, кухарки, горничные, почтальоны, трубочисты и другие. Для укладки дров в вязанку у дворников имелось специальное приспособление. На высоких козлах были две широкие толстые доски, из которых одна была в горизонтальном положении, а другая, перпендикулярно к ней — в вертикальном.

Горизонтальная доска была на уровне спины дворника. В этот угол клалась параллельно в две линии веревка, концы которой спускались вниз, а петля находилась наверху вертикальной доски. На эту веревку клались дрова. Когда вязанка была наложена, дворник пропускал концы через петлю и, взвалив вязанку на спину, нес в квартиру жильца. Это нехитрое приспособление значительно облегчало труд дворника и одновременно служило мерой отпуска дров жильцам. Дворники были первыми помощниками постового городового и послушно выполняли все его указания по поддержанию чистоты и порядка на улице и на дворе.

Требовалось ли городовому задержать преступника или нарушителя порядка — дворник бежал на свисток городового, нужно ли было городовому подобрать пьяного с панели — городовой звонил дворнику и последний отвозил его на извозчике в участок и т.

В административном отношении город делился на полицейские части Александро-Невская часть, Рождественская часть и т. Всего частей было двенадцать без пригородов.

В каждой части — от двух до четырех участков. Полиция возлагала на дворников тайный надзор за уголовным элементом, также негласный надзор за политически неблагонадежными лицами. Дворники, особенно долго служившие в одном доме, хорошо знали всех жильцов дома. И этим обстоятельством широко пользовалась полиция. При обыске, при аресте дворника всегда привлекали в качестве понятого. На дворнике лежала обязанность поздно вечером закрывать калитку ворот дома на ключ [85]. Если запоздавший жилец, после закрытия калитки, возвращался домой, он обращался к дворнику с просьбой открыть калитку.

Если дворника на улице у ворот не было, жилец звонил в дворницкую. На звонок являлся дворник, заспанный и недовольный. Рабочий день дворника не был нормирован — он все время чувствовал себя на работе. В самом деле, живя в доме, где он работал, он всегда ждал, что зайдет старший дворник и даст какое-нибудь поручение или позвонит городовой или околоточный надзиратель.

Жалованье дворник получал грошовое — рублей пятнадцать в месяц. Чтобы подработать, дворник старался чем-нибудь услужить жильцам дома.

В домах, где квартиры сдавались без дров, доходной статьей для дворников была уборка дров в сараи и подноска их в квартиры. Это помогало дворнику сводить концы с концами, особенно если дворник был семейный. Коллектив дворников в доме возглавлял старший дворник. По существу старший дворник являлся ответственным за эксплуатацию дома. Домовладелец возлагал на него всю заботу по домовому хозяйству. Старший дворник получал доходы с жильцов в виде квартирной платы и арендную плату с арендаторов торговых помещений, вносил платежи по государственным и городским сборам, нанимал и увольнял дворников и прочий обслуживающий персонал дома, занимался ремонтом дома и т.

В больших богатых домах всеми административно-хозяйственными делами занимался управляющий домом, а старший дворник управлял большим штатом младших дворников [86].

Из можно поместить в рамку на фоне яркой ткани. Или пришить к подушке. Или обработать края такого филейного сердечка вязальным кружевом крючком, чтобы получилась салфетка на стол. Такие вязаные салфетки-валентинки можно дарить друзьям. Это подарок, который просто и быстро связать крючком своими руками. Вот такую филейную новогоднюю схему можно изобразить на подушке.

Красиво смотрится когда вязание выполнено из белых ниток, а фон подушки ярко-синий, или празднично-красный. Можно провязать маленькие новогодние картины крючком.

Такую новогоднюю филейную сетку хорошо натянуть на деревянную рамку-каркас и повесить на дверь, или окно. А вот длинный филейных узор — из него можно связать филейные шторы и повесить их на окно в сезон рождественских праздников.

Так же на Новый Год можно связать крючком вот такую квадратную салфетку с ангелами.






Комментарии

спасибо и удачи в организации своего дела
24.08.2018 06:53
По моему мнению Вы ошибаетесь. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM.
28.08.2018 01:55
Я считаю, что Вы допускаете ошибку.
06.09.2018 11:03
СРазу бы так))
14.09.2018 20:09
Весьма ценная мысль
24.09.2018 21:50

  • © 2009-2017
    dionis-club.ru
    RSS фид | Карта сайта